Об авторе: Дмитрий Боголюбов

Доктор биологических наук, специальность - клеточная биология, цитология, гистология. Выпускник Ленинградского государственного университета (1989), специальность биолог-зоолог, специализация - эмбриология. В 1992 г. окончил аспирантуру на базе Института цитологии РАН и с 1993 г. работает в ФГБУН Институт цитологии Российской академии наук (в настоящее время - заведующий Лабораторией морфологии клетки). Автор более 90 печатных работ, в том числе 3 обзоров (в известных международных изданиях "International Review of Cell and Molecular Biology", "BioEssays" и главы в сборнике Recent Advances in Germ Cells Research), а также 2 учебно-методических пособий по клеточной биологии для студентов вузов. Кандидатская диссертация (1993) "Сравнительно-цитологическое исследование оогенеза турбеллярий - представителей отряда Lecithoepitheliata". Докторская диссертация (2008) "Морфофункциональная компартментализация ядра ооцитов беспозвоночных". Член Ученого совета Института цитологии РАН, член Диссертационного совета на базе Института цитологии РАН, член Диссертационного совета на базе Санкт-Петербургского государственного университета, председатель Государственной аттестационной комиссии по защите выпускных квалификационных работ по специальности "Биология" в Санкт-Петербургском государственном университете. Автор текста буклета "Озеро Вероярви" (Токсово: РОО "Токсовские озёра", 2012), автор экскурсии "Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви" (2010).

Опубликовано решение Совета депутатов МО «ТГП» №27, в соответствии с которым размер ООПТ «Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви» сокращен на 2,31 гектара (21 участок под застройку на юго-восточном берегу озера)

Источник: http://www.toksov.spb.ru/news.htm

toksovo_reshenie_soveta_deputatov_motgp_N27_ot_28_06_2016_po_OOPT

Продолжая тему о квадроциклах над озером

Какой-то странный у нас народ, право слово. Все хотят жить цивилизованно, «как в Европе», но при этом оставаться в душе всё теми же варварами, действующими по принципам: «хочу — значит, буду делать», «после меня хоть потоп», et cetera. Взывать к совести и разуму таких граждан сложно. Поэтому остается лишь констатировать факт.

В свое время один из активистов «Токсовских озер» проявил немыслимый энтузиазм по физической защите многострадального болота на территории многострадального ООПТ «Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви», организовав установку в проблемном месте огромных валунов, препятствующих проникновению на территорию ООПТ квадроциклистов, наносимый которыми ущерб природе сопоставим с пресловутыми весенними палами. Да и денег это вообще-то стоило, наверное, немалых. И что бы вы думали? Нашлись же силачи, своротившие один из камней (рис. 1). А уж с информационными аншлагами ООПТ — это просто битва (рис. 2). Эх, их бы силушку богатырскую да в мирное, созидательное русло. Ей-богу, расцвел бы наш край, было бы что оставить потомкам кроме изгажено-выжженной мертвой земли. Может, пришло время сесть с неугомонными райдерами за стол переговоров? Ау, разве вы так уж искренне ненавидите край, где родились и живете? Зачем эта необъявленная война?

Д.С. Боголюбов.

Рис. 1. Вновь обустроенный въезд квадроциклов на ООПТ «Вероярви». Ура, путь к дальнейшему уничтожению природы открыт.

 

 

Рис. 2. А ваши дурацкие таблички мы ломали и ломать будем.

 

Грибы-подснежники

Сезон «тихой охоты» открыт. Многие слышали о существовании весенних грибов — сморчков и строчков (тоже, кстати, весенних эфемероидов, как и черви о которых я писал в предыдущей статье: http://toksovo-lakes.org/2015/04/03/). Меньше, кто их видел и, тем более, собирал. Эти грибы появляются весной, после схода снега. В Токсове и окрестностях они обычно встречаются в середине мая. Считают, что спустя некоторое время после того, как на осинах появляются серёжки, можно отправляться за ними в лес. Правда, по моему опыту, наши токсовские края сморчковыми грибами небогаты. Иногда, пройдя 15–20 километров, можно встретить единичные экземпляры, и лишь в отдельные годы они появляются довольно массово, но в любом случае точечно.

Весна в окрестностях Токсова. Фото автора.

Весной в наших лесах находиться приятно. Забавно и открывать грибной сезон в мае. Однако этой статьёй я бы хотел предупредить неопытных грибников о потенциальной опасности употребления весенних грибов в пищу при их неправильном приготовлении. Так, жители одного из больших сёл Бокситогорского района Ленинградской области обязательно покажут на местном кладбище участок, где похоронена ленинградская семья, все члены которой смертельно отравились «сморчками». Теперь в этой богатой на лесные дары местности никакие весенние грибы не собирают…

Специалисты все виды сморчковых грибов относят лишь к условно съедобным грибам, требующим особой предварительной обработки. Более «безобидными» считают сморчки, а вот строчки в ряде современных источников вообще рассматривают как ядовитые. Однако в литературе и на различных Интернет-сайтах, в том числе претендующих на некоторую серьезность (что уж говорить о мнении простых обывателей!), существует смешение понятий, когда «сморчки» называют «строчками» и наоборот. В английском языке (где, как известно, всё что плавает — «fish», а что летает — «fly») и сморчки, и строчки обозначают одним словом «morel», например, строчок — «false morel» (ложный сморчок).

С биологической точки зрения сморчки и строчки принадлежат к классу (отделу) так называемых сумчатых грибов, или аскомицетов (Ascomycetes). Систематика аскомицетов разработана недостаточно. По наиболее распространенной системе А.Л. Тахтаджяна («Жизнь растений».— М.: Просвещение, 1976. — Т. 2. Грибы. Под ред. М.В. Горленко. — 479 с.), сморчки и строчки входят в порядок пецициевых (Pezizales); при этом настоящие сморчки и сморчковые шапочки (см. ниже) принадлежат к семейству сморчковых, или морхелловых (Morchellaceae), а строчки — к семейству гельвелловых (Helvellaceae).

Может кому-то показаться странным, но к сморчкам и строчкам более близки дрожжи (вторично одноклеточные организмы), которые относят к тому же классу сумчатых грибов, а вот хорошо известные нам белые, лисички или сыроежки (базидиальные грибы), соответственно, отличаются от них как муха от собаки. Кстати, трюфель — известный многим, по крайней мере, по названию, дорогущий французский деликатес — тоже сумчатый гриб, биологический родственник сморчков и строчков. Как и другие грибы, аскомицеты размножаются спорами, но споры развиваются в особых одноклеточных органах — сумках, или асках, которые на плодовых телах располагаются снаружи, открыто.

Среди настоящих сморчков наиболее хорошо известны два вида: сморчок обыкновенный (Morchella esculenta) и сморчок конический (Morchella conica). Первый вид в окрестностях Токсова мне не попадался ни разу. Второй впервые встретил лишь в этом году, но, к сожалению, не было с собой фотоаппарата, так что фотографии настоящих сморчков пришлось заимствовать из Интернета.

По-видимому, массово настоящие сморчки растут южнее, а в наших местах  весной более часто можно найти похожие на сморчки так называемые сморчковые шапочки. Их тоже часто путают со «сморчками» (по-английски — ранние сморчки, early morels); правда, эти грибы действительно наиболее близки к настоящим сморчкам. В Европе их еще называют «чешскими уточками» (kačenka česká) или богемскими шапочками — от латинского названия Ptychoverpa (Verpa) bohemica.

Сморчок обыкновенный (Morchella esculenta).
Фото с сайта www.naturephoto-cz.com.

Сморчок конический (Morchella conica).
Фото с сайта macroid.ru.

Сморчковые шапочки Ptychoverpa (Verpa) bohemica в окрестностях Токсова.
Фото автора.

 

Ptychoverpa bohemica.
Фото автора.

 

Кроме того, в окрестностях Токсова встречается два вида строчков — строчок обыкновенный (Gyromitra esculenta) и, гораздо реже, похожий на него строчок гигантский (Gyromitra gigas), отличающийся более крупными размерами, более светлой окраской и редуцированной «ножкой».

Строчок обыкновенный (Gyromitra esculenta). Фото автора.

Строчок гигантский (Gyromitra gigas).
Фото автора.

 

 

Разные виды сморчков отличаются друг от друга, а также сморчки от строчков по внешним признакам их плодовых тел (апотециев). У настоящих сморчков «шляпка» ячеистая и сросшаяся с «ножкой». Сморчок конический отличается конической формой шляпки и несколько меньшими ее размерами. У сморчковых шапочек «шляпка» имеет извилистую, как у строчков, поверхность, и свободна по отношению к ножке.

Строчки из-за их характерных извилисто-складчатых плодовых тел вообще трудно спутать с другими грибами. «Ножки» у них плохо развиты, особенно у гигантского строчка, у которого они практически редуцированы. А «шляпки» неправильной формы, сильно складчатые. Эти грибы, извините, напоминают мозги, разбросанные на поляне.

 

Строчки я встречал как в лиственных, так и в хвойных (сосновых) лесах. Сморчковые шапочки любят «дружить» с осиной и особенно с ивой. Часто вместе с ними можно встретить еще один гриб-аскомицет из порядка пецициевых (несъедобный), чьи яркие плодовые тела хорошо заметны. По-видимому, это саркосцифа ярко-красная (Sarcoscypha coccinea), но утверждать, как неспециалист, не буду.

Еще один гриб-аскомицет (Sarcoscypha coccinea ?), растущий по соседству со сморчковыми грибами.
Фото автора.

О ядовитости весенних грибов, особенно строчков, споры не утихают до сих пор даже в научной литературе. Первоначально считали, что содержащаяся в этих грибах ядовитая гельвелловая кислота (по названию рода Helvella, к которому прежде относили строчки) растворяется в горячей воде, и при продолжительном отваривании с последующим промыванием чистой водой эти грибы становятся безвредными. Однако, по мнению некоторых исследователей, гельвелловой кислоты не существует, и за нее ранее принимали смесь различных органических кислот (List PH und Luft P // Archiv der Pharmazie und Berichte der Deutschen Pharmazeutischen Gesellschaft.– 1968.- Bd 301.- S. 294–305).

В отношении строчков ситуация вообще очень сложная. Некоторые формы этого гриба содержат гиромитрин (от латинского названия строчков Gyromitra) — смертельно опасный яд, аналогичный по действию токсинам бледной поганки. Внешне, а также на вкус, цвет или запах разные формы, содержащие яд в безвредной или смертельно опасной концентрации, определить невозможно. При непродолжительном отваривании гиромитрин не разрушается и не выводится из плодовых тел гриба. Противоядия нет. Однако, по некоторым данным, после пятиминутного кипячения в избытке воды содержание гиромитрина в строчках резко снижается (А.С. Садовский // «Химия и жизнь», № 3, 2007 г.; http://www.hij.ru/read/what-we-eat/1224/).

В чем причина возникновения или исчезновения токсинов в строчках — пока не известно. В своей статье, опубликованной в газете «Садовод» (№ 16, 2012 г.), кандидат сельскохозяйственных наук В. Чернявский отмечает, что ядовитые строчки растут в более влажном и теплом климате, на богатых почвах, например, в Черноземной полосе России, где отравления ими случаются неоднократно и массово. В Германии эти грибы считают ядовитыми, их сбор запрещен вплоть до уголовной ответственности за распространение. В других странах строчки без последствий употребляют в пищу. Например, их можно встретить на рынках Финляндии, правда, с обязательными соответствующими предупреждениями.

Продажа строчков на Рыночной площади в Хельсинки. Надпись на плакате: «Не прикасаться». Фото с сайта http://en.wikipedia.org/wiki/Gyromitra_esculenta.

Весенние грибы. Урожай-2015. Токсово.
Фото автора.

В нашем северном регионе, который отличается бедными почвами, строчки, видимо, не так опасны, как в других местах. Но, по мнению В. Чернявского, есть строчки — все равно, что играть в «русскую рулетку». Я, впрочем, играю, а остальным решать самим.

Д.С. Боголюбов, биолог.

Весенние эфемероиды

ЭФЕМЕРОИДЫ — экологическая группа многолетних травянистых растений с очень коротким вегетационным периодом, приходящимся на наиболее благоприятное время года.

(https://ru.wikipedia.org/wiki/%DD%F4%E5%EC%E5%F0%EE%E8%E4%FB).

ЭФЕМЕРОИДЫ, многолетние травянистые растения, обладающие способностью приостанавливать жизненные процессы в период засухи (летом) и начинать рост и развитие в благоприятное время.

(http://sbio.info/page.php?id=12737).

Примечание автора: эти определения, верные по форме, не верны по существу, поскольку к эфемероидам можно отнести и многих животных.

 

В повседневной жизни большинство людей даже не подозревают, что вокруг нас бьет ключом особая жизнь. В самой мелкой луже и даже капле воды обитает множество организмов. Им нет дела до нас. Их знают только специалисты. Но каждый вид при этом уникален, неповторим и по-своему важен для соответствующей экосистемы и биосферы в целом.

«Чем мельче объект, тем он интереснее — не правда ли?» — спросил меня в далеком 1993 году выдающийся российский цитолог-протозоолог, член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда Юрий Иванович Полянский (1904–1993), по учебнику которого мы учили биологию еще в школьные годы. В марте 1993 года защита моей кандидатской диссертации была последней, когда председателем Диссертационного совета на базе Института цитологии РАН был Юрий Иванович. Приятно вспоминать, что этот выдающийся биолог нас тогда «заметил и, в гроб сходя, благословил».

А объектом моего исследования были действительно уж очень мелкие и невзрачные беспозвоночные — ресничные черви, всего несколько миллиметров в длину, — представители особого отряда Lecithoepitheliata, который известен, пожалуй, лишь немногим специалистам-зоологам. Когда рассказываешь собеседникам, не вполне сведущим в биологии, о своем объекте, обычно задают два сакраментальных вопроса: «их едят?» и «зачем они нужны?». Отвечаю: нет, их не едят, а нужны они потому, что существуют; в природе нет ничего лишнего, и мелкие, «никчемные», на первый взгляд, черви составляют один из элементов экосистем, утрата которого неизбежно разрушит все тонкие природные взаимосвязи, сложившиеся за тысячелетия. Кроме того, такие объекты могут быть уникальными в биологическом плане, и их изучение позволяет понять происхождение и эволюцию живых систем в целом. Мы, конечно, не черви, но часть этого мира, значащая не больше, чем они, и функционирующие, подчиняясь одним фундаментальным законам природы.

В переводе с латыни слово «лецитоэпителиата» означает «имеющие желточный эпителий». Если я спрошу: «В каких клетках накапливается желток?», — любой мне ответит: «Конечно, в яйце». А вот у этих червей желток накапливается не в яйце, а в особых желточных клетках (вителлоцитах). Более того, эти клетки образуют стенку особого фолликула вокруг развивающейся яйцеклетки (ооцита), формируя правильные и очень красивые образования. В результате яйцо развивается как бы в «домике» из желточных клеток, и такой тип его развития (оогенеза) уникален среди животных. Правда, природу этих клеток как желточных еще нужно было установить, это являлось одной из основных задач моей работы.

Когда весной начинает таять снег, и на лесной подстилке образуются небольшие лужи, именно в них, на прелых листьях, можно в изобилии найти червей-лецитоэпителиат, относящихся к роду геоцентрофора. Их у нас живет два вида. Одни (Geocentrophora baltica), более крупные (2-4 мм в длину), безглазые, малоподвижные, в спокойном состоянии лежат, спрятавшись на нижней стороне прошлогоднего листа и свернувшись характерным кольцом. Другие (Geocentrophora sphyrocephala) – более мелкие (около 1 мм), имеют пару глаз, характерные выросты на переднем конце тела, напоминающие «уши», и более подвижные. Перевернешь пинцетом лист — «балтики» лишь передний конец тела вытягивают, водят им из стороны в сторону — они ленивые флегматики. «Сфироцефалы» — те шустрые, но заметить их ох, как непросто. Двигаются эти черви за счет многочисленных микроскопических ресничек. Всех этих червей так и называют «ресничные черви», а если кто помнит из школьного учебника биологии молочно-белую планарию, то это далекий-далекий родственник, но тоже ресничный червь.



Geocentrophora baltica. Фото с сайта www.flickr.com

Geocentrophora sphyrocephala. Фото с сайта www.plingfactory.de.

Яйцевые фолликулы геоцентрофор. оц — ооцит, вц — вителлоциты. Воспроизводится из докторской диссертации автора, все права защищены.

В одной маленькой весенней луже можно найти сразу несколько сотен геоцентрофор. В этих же лужах живет масса другой беспозвоночной мелочи (например, черви-олигохеты, дальние родственники известного всем дождевого червя). Ими геоцентрофоры питаются (они хищники). Весной в мелких лужах, заполненных талой водой, геоцентрофоры размножаются, откладывают коконы, одетые плотной оболочкой, под которой находятся яйца и желточные клетки — источник питания для «новорожденного» червя. Когда лужи пересыхают, сами черви инцистируются и впадают в анабиоз — одеваются плотной капсулой, которой не страшна ни жара, ни холод. В таком инактивированном состоянии черви остаются до следующей весны.

Когда-то давно европейские предки геоцентрофор заселили озеро Байкал и дали начало местным эндемичным видам (эндемики — это те виды, которые встречаются только в данном месте и больше нигде на Земле). Среди 8 известных видов байкальских геоцентрофор все являются эндемиками. Я бы назвал их «червячной элитой». Они живут на глубинах до 120 (!) метров, то есть в очень комфортных и чрезвычайно стабильных условиях, соответственно, постепенно они потеряли способность к инцистированию. Им это не нужно. Байкал не пересыхает, температура в течение года одинаковая… Только один вид (Geocentrohora intersticialis), очень похожий на нашу G. sphyrocephala, освоил необычный эпитоп и живет между песчинками в зоне заплеска воды (по-научному, на интерстициали, отсюда название). А вот наши европейские червяки — весенние эфемероиды, которые «ловят» короткий период, благоприятный для размножения, неделю-другую «радуются жизни», а потом долгие месяцы и живыми-то их назвать трудно.

Я начинал свои исследования именно с байкальских геоцентрофор, ходил в кругобайкальские экспедиции, работал на биостационаре под Иркутском. Но возникла необходимость провести сравнение с нашими европейскими червями. Коллеги из Зоологического института тогда показали мне лужи в ленинградском парке Сосновка. Помню, приехали мы целой толпой под руководством светлой памяти профессора Юрия Викторовича Мамкаева. Привезли бинокулярные микроскопы. «Вот, — говорят опытные коллеги, — классическая методика сбора материала: доставай в кювету из луж листья и просматривай под бинокуляром. Там будет масса твоих червей». Червей не было. То есть были, но не те. Я решил, что не буду слушать старших, и на следующий день отправился в Сосновку уже один, при этом придумал искать червей непосредственно в лужах, вооружившись подстилкой, пинцетом и пипеткой. То есть встаешь на колени, мордой в лужу, и ищешь, перебирая пинцетом прелые листья. Процесс, кстати, пошел… Но когда я поднялся с колен и обернулся, вокруг меня стояла толпа, человек 10. И слава Богу, что тогда не было мобильных телефонов, а то и карета психиатрической «Скорой помощи», наверное, то же бы стояла. Мне долго пришлось объяснять, что со мной все в порядке, я, надеюсь, в своем уме, у каждого своя работа… Однако условия сбора материала в Сосновке мне категорически не понравились. На помощь, как всегда, пришло любимое Токсово. К счастью, мне удалось найти популяцию двух видов геоцентрофор в мелколиственном лесу, недалеко от южной оконечности залива Аунеланлахти озера Хепоярви. Здесь искать червяков только однажды «помешал» здоровенный ёж, который был разбужен майским солнцем, проснулся и искал пропитание, роясь в лесной подстилке. Еж сопел, топал, водил туда-сюда носом, но при этом не обращал на мою скорченную персону никакого внимания.

Токсовские геоцентрофоры, считаю, хорошо послужили науке как материал для серии исследований в области клеточной биологии. Результаты опубликованы в ведущих научных журналах. Я написал эту статью, чтобы еще раз подчеркнуть: токсовская природа уникальна. И славится не только крупными, заметными объектами (озера-холмы-сосны…). Всякая мелочь, о существовании которой, думаю, большинство моих читателей и не подозревает, заслуживает внимания и уважения. И среди них — геоцентрофоры, ресничные черви-лецитоэпителиаты, весенние эфемероиды, моя первая научная любовь.

Д.С. Боголюбов,

биолог.

Весенние палы — ежегодная угроза

Уникальной природе Токсова угрожает реальная опасность!

Глубокоуважаемые жители и гости поселка Токсова! Не жгите сухую траву, не давайте это делать другим. Расскажите о проблеме своим соседям, особенно детям и подросткам.

На официальном сайте токсовской Администрации 16 марта 2015 г. появилась очень важная информация (http://toksovo-lo.ru/o-toksovo/novosti-i-sobytiya/ubeditelnaya-prosba-vozderzhatsya-ot-pala-suhoj-rastitelnosti), которую считаю необходимым здесь привести:

Внимание!

В связи с ранним сходом снежного покрова и установлением устойчивых положительных температур, убедительная просьба воздержаться от пала сухой растительности и применения открытого огня на территории муниципального образования.

О пожаре звонить: 57-601; 57-101

В связи с крайней важностью данной проблемы считаю необходимым вновь вернуться к материалам, опубликованным ранее (статья «Весенние палы» Posted on 30.03.2012 by Дмитрий Боголюбов — http://toksovo-lakes.org/category/projekts/informative/page/2/), которые еще раз представляю ниже в частично переработанном виде.

Ежегодно ранней весной многострадальную токсовскую природу ждет тяжелое испытание, имя которому «весенний пал», а причина – человек со спичкой или зажигалкой. Особую озабоченность вызывают ежегодные весенние палы в Токсове на территории ООПТ «Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви». После катастрофического пала 2007 года и ежегодных следующих пожаров, в том числе довольно значительного в 2014 г., «точка невозврата», к сожалению, практически пройдена. Не в лучшую сторону изменился качественный состав флоры и фауны, особое сожаление вызывает безвозвратная, по-видимому, утрата уникальной популяции насекомых, занесенных в Красную книгу (Meloe violaceus), прежняя массовость которых существенно усиливала природоохранную значимость данной территории. Говоря простыми словами, наступает момент, когда на охраняемой природной территории становится нечего охранять.

Беспокойство вызывает чудовищная экологическая неграмотность населения. Многие жители до сих пор искренне убеждены, что весенние палы не только не наносят природе вреда, но, наоборот, исключительно полезны.

Аргумент сторонников весенних палов. После весеннего пала земля становится чище, освобождается от лишнего, и скоро дружно выходит зелёненькая травка, и вид её радует глаз. Пал улучшает свойства травостоя и повышает плодородие почвы. «Знатоки» утверждают, что когда сгорит старая сухая трава, молодая растёт гораздо лучше. Основной довод выжигания травы состоит в том, что такое выжигание прогревает почву и обогащает ее золой от сгоревшей травы.

Контраргумент. В естественных условиях – когда сухая трава не горит вообще или горит крайне редко – органическое вещество отмирающих растений или их частей скапливается на поверхности почвы. Там оно проходит сложный цикл превращений, частичного разложения, перемешивания с верхними слоями минеральной почвы (за счет деятельности многочисленных почвенных животных) и постепенно преобразуется в длительно-устойчивые органические соединения. Почва на протяжении тысячелетий накапливает это органическое вещество. Весенние палы приводят к заметному снижению плодородия почвы. При таких поджогах из земли быстрее вымываются минеральные вещества, и ей труднее противостоять водной и ветровой эрозии. Кроме того, эти пожары нарушают равновесие в экологических системах – при них погибают все насекомые, а также семена и почки многих видов растений (особенно однолетников). Пожар губит заросли кустарников. Это так актуально для наших мест, оглянитесь! Многие потери придут не сразу, а через несколько лет и коснутся если не нас самих, то наших детей и внуков. Какими словами они помянут предков?

Эффект более быстрого роста травы в результате выжигания является кажущимся: сухая трава просто скрывает поначалу молодые зеленые побеги, и невыжженные участки кажутся серыми – в то время как на почерневших выжженных участках зеленая трава хорошо заметна. Почва от беглого травяного пожара прогревается совсем незначительно, но при этом находящиеся на поверхности или у самой поверхности почки и семена трав уничтожаются, так что итоговый эффект от такого «прогревания» оказывается нулевым, а иной раз и отрицательным. Что касается удобрения почвы золой – травяной пожар не добавляет ничего нового: минеральные питательные вещества, содержащиеся в золе, все равно попали бы в почву при разложении сухой травы (а летом, в тепле, она разлагается очень быстро). Во время пожара улетучивается азот, значит, почвы теряют азотистые удобрения, а фосфор, калий и различные необходимые для роста растений микроэлементы быстрее вымываются дождем из золы, чем если бы отмершие растения, постепенно сгнивая, отдавали почве накопленные питательные вещества. Видовой состав травостоя при пожаре сильно обедняется: в огне сгорают семена однолетних растений и выживают только некоторые многолетние виды. А многолетние травы, лишенные семенного обновления и подвергнутые высокой температуре, постепенно становятся все более редкими и низкорослыми. Там, где прошли палы, уже не скоро появится разнотравье, так как более выносливые сорняки захватят выжженную территорию. Лишней сухой травы не бывает. Её дружно и быстро перерабатывают дождевые черви, другие почвенные беспозвоночные, превращая в ценнейшее удобрение, внося его в глубину почвы к корням растений и одновременно делая почву рыхлой, живой. Сухая прошлогодняя трава – не мусор, а бесценное питание, жилой дом, приют, условия для жизни, созданные самой природой.

Не случайно Правилами пожарной безопасности в лесах Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства РФ от 9.09.1993 № 886, установлено, что предприятиям, организациям, учреждениям, другим юридическим лицам и гражданам «запрещается выжигание травы на лесных полянах, прогалинах, лугах и стерни на полях». То есть вводится прямой запрет на проведение палов.

Раньше родную землю жгли только враги, а зачем ее жжем мы, мы-то ей кто?

Аргумент сторонников весенних палов. Весенние палы уничтожают вредных насекомых и их личинки, наносящих вред садам и огородам.

Контраргумент. Избирательно вредных? Надо задуматься о том, сколько вообще жизней губят весенние пожары. Это миллионы насекомых, огромное количество зверей и птиц, которые погибают вместе с гнездами и потомством. В огне гибнут не только вредные, но и полезные насекомые, их личинки и яйца. Все меньше становится бабочек, шмелей и других насекомых, опыляющих цветы растений. Все меньше становится златоглазок, которые уничтожают тлю значительно более эффективно, чем известные всем божьи коровки. Огонь не щадит лягушек, ящериц, ежей и других мелких животных. На наших холмах еще недавно существовала популяция крупных нелетающих жуков, занесенных в Красную книгу, массовость которых была уникальной. Несколько лет эти насекомые практически не встречаются, а ведь они размножаются именно в разгар весенних палов. Особый урон наносят палы гнездованиям и выводкам птиц. Для многих животных пожар – катастрофа. Он разрушает места обитания птиц и зверей – не навсегда, лишь на некоторое время, но зато оно часто приходится на критический весенний период. Почему-то думают, что в траве и листьях зимуют только вредители растений. А тогда где обитают полезные насекомые? Они все живут под защитой травы, и во время пала, особенно, когда идёт кольцевой огонь, редко кому из них удаётся убежать от огня.

Нашим законодательством изданы законы, которые в какой-то мере затрагивают проблемы выживания животного мира при выжигании травы. В первую очередь, это статья 28 Федерального закона «О животном мире», согласно которой «запрещается выжигание растительности, … без осуществления мер, гарантирующих предотвращение заболеваний и гибели объектов животного мира, а также ухудшения среды их обитания».

Кроме того, выделяемые при сжигании сухой травы угарный газ, формальдегид, сажа, углеводороды оказывают вредное влияние на здоровье человека. Дым травяных пожаров очень вреден для здоровья и просто опасен для жизни людей, страдающих заболеваниями органов дыхания. Вопрос о влиянии дыма от травяных пожаров на здоровье и жизнь людей пока в достаточной степени не изучен, но даже имеющаяся информация показывает, что гибель людей в результате воздействия травяного дыма – совсем не редкость. По данным Всемирной организации здравоохранения, воздействие дыма от таких пожаров (главным образом твердых частиц с диаметром до 2,5 мкм, легко рассеивающихся в атмосфере) вызывает целый спектр различных заболеваний, в том числе органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, а также рост детской смертности.

Наконец, существуют нормативные акты, согласно которым виновные в весенних палах (поджогах травы) могут быть привлечены к ответственности. Административная ответственность устанавливается Кодексом РФ об административных правонарушениях (КоАП):
Статья 8.29. Уничтожение мест обитания животных.
Статья 8.32. Нарушение правил пожарной безопасности в лесах.
Статья 8.33. Нарушение правил охраны среды обитания или путей миграции животных.
Статья 8.35. Уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных или растений.
Статья 8.39. Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях.

Уголовная ответственность устанавливается УК РФ. Уголовный кодекс не содержит статей, предусматривающих прямую уголовную ответственность за проведение палов. Тем не менее, некоторые статьи Уголовного кодекса могут быть применены и в случае проведения палов, если они привели к тяжким последствиям для охраны окружающей среды:
Статья 261. Уничтожение или повреждение лесов.
Статья 262. Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов.

Весенние палы – это вредная и опасная экологическая дикость, не достойная современного цивилизованного человека!

Д.С. Боголюбов, биолог

При подготовке статьи частично использованы материалы с сайта http://www.yakutskenergo.ru/news/?id=3180
Обгоревшие молодые сосны на месте весеннего пала.Территория ООПТ «Охраняемый природный ландшафт озера Вероярви». Фото Т.Б. Сороцкой.

Поздняя осень, за нею зима. В наших лесах — грибная пора

Герой одного «бородатого» анекдота отправился в лес за грибами, ничего не нашел, подумал «не сезон» и сел отдохнуть в сугроб. Очевидно, опытный разведчик — герой того анекдота оказался недостаточно опытным грибником. Многие ли знают, что в наших краях грибной сезон может продолжаться до февраля? Теплая поздняя осень, какую наблюдали в последние годы, мягкие зимы с продолжительными оттепелями — благоприятное время для развития некоторых видов съедобных и, надо отметить, весьма неплохих по вкусовым качествам шляпочных грибов.

Конечно, хорошо знакомых всем белых в это время вы не найдете. Даже зеленушки — одни из самых поздних наших грибов — можно встретить лишь до конца октября – начала ноября. Бывает, что в ноябре, если не было сильных заморозков, а температура держится в плюсовом диапазоне, нет-нет, да и появляются кое-где лисички, как случилось 8 ноября этого года около Вероярви. Однако это все-таки исключения из правил, в то время как правилом является плодоношение в осеннее-зимний период опенка зимнего (фламмулины бархатистой) и вёшенки устричной. Об этих интересных грибах и пойдет речь.

Рис. 1а. Зимний опенок (Flammulina velutipes).
СПб, Офицерский пер., ноябрь 2013 г.

Зимний опенок, или зимний гриб (Flammulina velutipes) (рис. 1), растёт на мёртвой древесине, ослабленных или повреждённых деревьях лиственных пород. Его можно встретить, начиная с октября, на лесных опушках и даже в центре города — в садах и парках. Однако в городских условиях, а также вблизи оживленных дорог никакие грибы в нынешних условиях, конечно же, собирать не стоит. В противном случае вы рискуете положить на сковородку всю таблицу Менделеева.

Рис. 1б. Зимний опенок на пне.
СПб, Малый пр. П.С., ноябрь 2013 г.

Плодоносит фламмулина кучно, довольно обильно. Шляпка занимает центральное или слабо эксцентрическое положение. Имеет диаметр 2–10 см. Цвет шляпки — жёлтый, медово-коричневый или оранжево-коричневый, темнее к середине. По этим признакам фламмулина напоминает некоторые виды ложных опят и ложнорядовок (в том числе и ядовитые виды), но редко растет с ними в одно время, а самая главная отличительная особенность фламмулины — ее ножка. В верхней части она светло-желтая, а ниже — темно-бархатистая, что стало причиной другого народного названия этого гриба — «бархатная ножка». Фламмулина легко переносит заморозки, и ее нередко можно встретить даже под снегом. После оттаивания она не теряет своих вкусовых качеств и пригодна к сбору как в мороженом, так и в оттаявшем состоянии. Большое преимущество фламмулины — она никогда не бывает «червивой». Грибница зимнего опенка живет долго, десятки лет, из-за чего на одних и тех же деревьев можно собирать урожай многие годы. В городских парках фламмулина — любимое лакомство белок.

По некоторым данным, опёнок зимний вырабатывает фламмулин — вещество, обладающее противораковой активностью, в том числе против таких злокачественных опухолей как саркомы. Правда, есть сведения, что эти грибы могут содержать незначительные количества нестойких токсинов, поэтому перед употреблением фламмулину рекомендуют предварительно отварить.

В Корее, Японии, Китае и некоторых других странах зимний опенок круглогодично разводят в культуре в промышленных масштабах. В нашей стране начинают осваивать промышленное разведение фламмулины на смеси опилок и отрубей. Мировое производство этого гриба составляет 100 тысяч тонн в год. В наших ресторанах китайской кухни можно нередко встретить блюда из фламмулины.

Рис. 2а. Вёшенка устричная (Pleurotes ostreatus).

Другой «зимний гриб» — вёшенка обыкновенная, или устричная (Pleurotes ostreatus) (рис. 2), начинает плодоносить осенью, когда ночные температуры уверенно опускаются ниже + 15 градусов. По сравнению с фламмулиной, вёшенка более известный гриб, поскольку теперь ее можно найти в свежем виде на прилавках многих магазинов.

Как и у зимнего опенка, плодовые тела вёшенки могут появляться не только поздней осенью, но и зимой, в период продолжительных оттепелей. Этот дереворазрушающий гриб широко распространён в лесах умеренной зоны и предпочитает мертвые или сильно ослабленные лиственные деревья. В наших краях лучше всего растет на древесине осины и тополя. Это довольно крупный гриб. Размер шляпки может достигать 30 см, но ценятся более молодые грибы. Шляпки мясистые, напоминают по форме ухо или раковину. В ходе роста цвет шляпки меняется от тёмно-серого или буроватого у молодых грибов до пепельно-серого у зрелых экземпляров. Ножка короткая, иногда практически незаметная, обычно расположена эксцентрично. По консистенции ножка волокнистая, у старых грибов становится очень жесткой. Вёшенки растут группами, в которых может насчитываться до 30 и более сросшихся у оснований плодовых тел, в результате образуются большие «многоярусные конструкции» (рис. 2б).

Рис. 2б. «Ярусы» плодовых тел вёшенки на старом тополе.
СПб, Малый пр. П.С., ноябрь 2013 г.

Интересно, что вёшенки относятся к так называемым «хищным» грибам. С помощью выделяемого ими вещества нематотоксина они способны обездвиживать и затем переваривать мелких круглых червей (нематод), которые служат грибу дополнительным источником азота.

В наших лесах можно встретить родственный вид — вёшенку беловатую, или легочную (Pleurotus pulmonarius), но эти вёшенки растут только летом до начала осени и отличаются более светлой окраской шляпки и меньшей мясистостью. Изредка встречаются и другие виды вёшенок, и среди них нет ни одной ядовитой.

Вёшенки являются ценным диетическим продуктом. Они имеют низкую калорийность, а по содержанию белка и незаменимых аминокислот превосходят почти все овощные культуры. При этом белки, содержащиеся в этих грибах, хорошо усваиваются. Содержание жиров, как и в других грибах, невелико, но 67 % из них составляют полиненасыщенные жирные кислоты, которые препятствуют развитию атеросклероза, снижая уровень холестерина в крови. Кроме того, вёшенка обыкновенная служит природным источником витаминов и многих других веществ, необходимых человеку.

Рис. 3. «Плантация» вёшенки.
Токсово.

Вёшенку обыкновенную в промышленных масштабах культивируют во многих странах мира, включая Россию. Ее нетрудно вырастить и на садовом участке (рис. 3). Мой личный временной рекорд сбора вёшенки — 16 декабря. Забавно перед Новым годом принести свежих грибов, продлив сезон «тихой охоты».

Д.С. Боголюбов,

биолог

Пачкуны

Вчера какие-то недоумки испоганили в нескольких местах информационные аншлаги на ООПТ «Природный ландшафт озера Вероярви». Наряду с другими возмутительными фактами (недавнее бессмысленное уничтожение красивейшей вековой сосны на вершине холма, неиссякаемый мусор, неистребимая мототехника и многое другое) в очередной раз продемонстрировано упертое отношение к ООПТ и невосприятие всерьез ее. Начинаешь тихо ненавидеть своих соседей по планете.

Может, бросить всё — «порасти оно г*вном», как любила говорить одна моя коллега по работе?